Сказка о графе Брюсе, мудрице российском

0
19 апреля 2013
15180 прослушиваний

Требуется обновление Чтобы прослушать подкаст, необходимо обновить либо браузер, либо Flash-плейер.
Встроить
Текстовая версия

СКАЗКА О ГРАФЕ БРЮСЕ, МУДРЕЦЕ РОССИЙСКОМ

Автор: Павел Вершини

Давным-давно, во времена государя-батюшки Петра Первого, в городе Москве, в Сухаревой башне жил граф Яков Вилимович Брюс. Был он первый звездочёт российский, владел многими науками. Был у графа кабинет, где собирал он диковины: саблю персидскую, кинжал турский, личину колдовскую с Африки, картину шёлковую из Катай-страны, и прочие вещи невиданные. Говорили люди, что знается Брюс с нечистой силой, на картах гадает да ворожит, летает на шести крылах на шабаши ведьминские, владеет шпагой заветной, что любого земного гада заколет до погибели, да печатью Нептуновой — её и небесная нечисть страшится.

Прознал как-то граф, что лежит в дальних болотах сокровище хана Етагана, который в стародавние времена нашу землю воевал. Погадал, поворожил, вычертил карту звёздную, и решил отыскать ханское сокровище, чтобы в свой кабинет поместить.

— Полечу, — думает, — на восток, да каждую ночь с картой звёздной сверяться стану. Как совпадёт ночное небо с картой — тут и сокровище близко.

Снарядил Брюс шесть крыл, взял шпагу заветную, печать Нептунову, и полетел на восток. Каждую ночь с картой сверялся. Добрался до болот дальних и узрел избушку на курьих ножках.

«Видать, до самой Бабы-Яги дошёл», — думает. Закричал граф:

— Эгей, Баба-Яга! Поверни свою избушку ко мне передом, а к лесу задом!

Заскрипела избушка, повернулась, и услыхал Брюс юный голос:

— Открой глаза, какая я тебе Баба-Яга? Я девица Ёжка — Модная Босоножка!

Отворилась дверь у избушки, и увидал граф красавицу, что выставила вперёд ножку в модной босоножке.

— Красота! — восхитился Брюс. — А скажи мне, девица Ёжка, далеко ли до места, где в давние времена проходил с войском хан Етаган?

— Туда иди, — нахмурившись, показала рукой Ёжка. Брюс глянул на карту звёздную, затем на небо.

— Неправду говоришь мне, девица — в другую сторону показываешь! За что погубить меня хочешь? Какое я тебе зло сделал?

— Надоели, душегубы! — гневно закричала девица. — Всё за сокровищем ханским охотитесь! Для чего? Чтобы дальше дела свои тёмные творить? Поди прочь, а не то пошлю на тебя нечисть болотную без счёта!

Вынул Брюс Нептунову печать да ответил красавице:

— Откуда выйдет нечисть — туда её и верну, да запечатаю на веки вечные. А про сокровище скажу: не для душегубства его отыскиваю. Есть у меня кабинет с диковинами; положу его туда да приглашу людей посмотреть, чтоб старину помнили. А помнить её следует: чтобы хорошее не забывать, а дурного далее не творить!

— Если так,- сказала девица, — то ступай к той берёзе столетней. Увидишь на ветвях Стратим-птицу. Она о стародавних делах помнит; всё тебе расскажет.

Поблагодарил Брюс красавицу, полетел к берёзе и нашёл птицу чудную с головой девичьей. Отвечала Стратим-птица графу Брюсу:

— Вот тебе предание старое: поднялся с полуденной стражи хан Етаган с войском великим да мечом колдовским. Стало нечистое войско землю огнём жечь да людишек мирных в полон брать. Пропала бы пропадом землица наша, если бы не явился чудный воин Полкан. Был он выше пояса мужем могучим, а ниже пояса — конём сильным да резвым. Повёл он людишек на рать ханскую. Встретились два войска у Зелёного оврага. Побил Полкан ворога, и тут укусила воина змея лютая. И не стало на свете Полкана. Но устрашился хан, и бежал прочь, и утопил в Полуденной Трясине сокровище великое...

Отвечал граф чудной птице:

— Гляжу я — дело-то и впрямь нечистое...

— И что же нечистого в предании нашем сыскал?

— А ты сама пораскинь умом: что ж змея ни одного ворога не тронула, а защитника земли родной взяла да и покусала до смерти? Скажешь, что хану служила? Что ж тогда выжидала, когда войско ханское побьют? А ханский колдовской меч? Неужто воин Полкан дубиной его поломал?

— Что знала — всё сказала. Не веришь — ступай к Полуденной Трясине да отыщи Гриба-Лишайника: у него спроси.

Снова глянул граф Брюс на карту.

«Берёт меня сомнение: там ли утопло ханское богатство? А может, сокровище — это меч колдовской? Отыщу Гриба-Лишайника; вдруг он побольше птицы знает...»

Полетел Брюс к трясине. Заприметил сверху кочку, спустился, ступил на неё ногой и едва не упал. Зашевелилась кочка, закашляла и оборотилась старичком.

Понял Брюс, что перед ним Гриб-Лишайник, и поведал о своём деле. Отвечал Гриб-Лишайник:

— Там, где ты стоишь, проходило войско ханское... Один раз — туда, другой раз — обратно. Побил хана Етагана змей лютый — укусил его до смерти!

— Что-то мне птица другое рассказывала... Но не в этом дело. Говорят, что утопил хан в твоей Трясине сокровище. Может, сокровище — это меч ханский колдовской?

— Про сокровище не ведаю, и про меч ханский — тоже. Ведаю лишь, что утоп в трясине конь хана Етагана. Как восходит на небе полная луна, так выходит из трясины дух того коня да скачет по всему болоту...

Смекнул граф, что взойдёт ночью полная луна, и сел на бережок. Дождался луны и видит — скачет конь, будто прозрачный. Поднял граф Нептунову печать и поведал о своём деле. Ответил скакун:

— Я у хана вторым конём был. Первый в бою у оврага пал. Хан весь израненный был, как его на меня посадили. Умер господин по дороге, а меня слуги в трясину столкнули: захромал я. Только уже не было при хане меча заветного, что мог по воле господина в змею оборачиваться....

— Может, отдал его хан на сохранение воину или слуге?

— Никогда и никому хан не доверял свой меч.

Задумался Брюс, снова глянул на карту и полетел к Зелёному оврагу, где сражение было. Издалека заприметил камень необычный. Сел вблизи да с картой сверился — на место прибыл! Обошёл камень и увидел змею, что была к нему колдовскими узами накрепко привязана. Вдруг оборотилась змея девицей и говорит:

— Убей меня; сил нет муки терпеть...

— И за какую вину просишь тебя смерти предать?

— Сгубила я воина великого...

— Стало быть, ты и есть колдовской меч хана Етагана? Вот только не вижу я вины на тебе — хан с воином Полканом в честном бою рубились. Видимо, поранила ты Полкана до смерти, а потом своего хозяина порешила. За что?

— Подлостью хан супротивника своего победил. Как сбил Полкан хана Етагана на землю, так пощадил его — не стал добивать. А хан возьми да и распори мной лошадиное брюхо воина. Вот и осерчала я на хозяина — оборотилась змеёю и давай кусать... Бросил меня хан да бежал.

— Стало быть, ты вместе с Полканом и есть спаситель земли нашей, коли за справедливость вступилась. За что же тебя убивать?

Вынул Брюс печать Нептунову да распечатал колдовские узы; освободил красавицу. Сказала она графу:

— Возьми меня с собой. Верю, что не будешь мною зло чинить.

— Эх, красавица! Хотел я ханское сокровище, то есть тебя, в кабинете своём хранить. Теперь вижу: негоже это. Снова будешь будто к камню прикована. Оставлю тебя у девицы Ёжки — так лучше будет.

Полетел граф Брюс к избушке; девица для лёгкости мечом оборотилась. Обрадовалась Ёжка новой подруге и имя у неё спрашивает; а та и не знает, что ответить. Тогда молвил граф:

— Коли умеешь змеёй обращаться, так будь Серпентиной. Так змей на учёном латинском языке зовут.

Попрощался граф с красавицами да домой воротился. А две девицы долго его добрым словом вспоминали.

Ширина

«Давным-давно, во времена государя-батюшки Петра Первого, в городе Москве, в Сухаревой башне жил граф Яков Вилимович Брюс. Был он первый звездочёт российский, владел многими науками. Был у графа кабинет, где собирал он диковины: саблю персидскую, кинжал турский, личину колдовскую с Африки, картину шёлковую из Катай-страны, и прочие вещи невиданные. Говорили люди, что знается Брюс с нечистой силой, на картах гадает да ворожит, летает на шести крылах на шабаши ведьминские, владеет шпагой заветной, что любого земного гада заколет до погибели, да печатью Нептуновой — её и небесная нечисть страшится...»

Автор: Павел Вершинин.

Комментарии